oblik-knigi-dust-jacket

Немецкий типограф Ян Чихольд в своей книге открывает читателю глаза на истинную красоту бумажного разворота с буковками, а специалистам дает советы для приближения к идеалу. Для общего развития — ок.

Действительно, красота требует нарушения идеальной симметрии. То, что не совсем симметрично, гораздо красивее безупречной симметрии. Никогда в искусстве не изображают обнаженные фигуры, стоящие по стойке «смирно», но всегда в чуть асимметричной позе: нарушение симметрии необходимо.

Средневековый писец писал на пюпитре, который и пюпитром-то трудно назвать, настолько он был отвесный (крепился под углом, доходящим до 65 градусов). Пергамент прикреплялся поперечной лентой, и его постепенно протягивали наверх. Линия письма, строго горизонтальная, всегда находилась на уровне глаз, и писец сидел почти прямо перед пергаментом. Еще на рубеже веков священники и чиновники писали стоя за конторкой: здоровая, разумная поза для письма и чтения, которая, к сожалению, сейчас почти не встречается.

В наше время стремление к простоте — реакция на вычурный стиль наших предшественников — иногда выражается в болезненной страсти к упрощению.

В случае отдельных пропущенных букв в неприличном слове или в имени надо постараться поставить столько точек, сколько пропущено букв, чтобы читатель был уверен, что понял правильно. Если не обращать на это внимания и везде ставить три точки, то читателю трудно догадаться, о чем идет речь.

Если книга или журнал плохо открываются или закрываются, то виноваты в этом вовсе не переплетчики, как думает большинство людей, а неправильное расположение волокон бумаги в какой-нибудь одной части книги или во всех сразу: в текстовой бумаге, репродукционной, форзацной, в бумаге, обтягивающей крышку переплета, в холсте.

В старинной литературе задний форзац иногда называется «нахзац», что означает «после набора».

Заметим, что бумага у лондонской газеты «Таймс» намеренно желтоватого оттенка — какой контраст с тоскливой серостью наших газет!

Для неспециалиста типа меня книга может показаться скучной, но итоговое впечатление заставляет забыть о такой мелочи.